Рыба
В снегу, где каждый отпечаток шага
Отсвечивал подобием ушиба,
Валялась на крыльце универмага
Прихваченная изморозью рыба.
Глядело смерти тридцать сантиметров
В сырую тьму слоёными глазами,
И не вода, а лишь осколки ветра
Сквозь треугольный рот в неё вползали.
Та, что подобно лезвию кинжала
Пронзала плоть (пусть бывшую морскою),
Сейчас настолько явно выражала
То, как мечта становится тоскою,
Что собственная кровь казалась белой
И не текла, а проносилась, вея,
К последней проруби, что стекленела
Чуть ниже ворота и чуть левее.
(чье-то)